18:52 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Периодически я пытаюсь пробудить в себе старого доброго графомана. Использую для этих целей дайсы и таблицы подсказок отсюда (еще одна у меня в телефон забита). Обычно я смотрю на выпавшую тему и думаю, что ну его нафиг, сегодня не день моей графомании.)) Иногда пишу нечто бессмысленное и вырванное из контекста, чтобы только добить минимум (страничка блокнота). А пару раз даже получилось нечто более-менее завершенное, и оно мне нравится.)
В общем, мне надо куда-то это сложить на видное место, моя графомания уже не удовлетворяется блокнотом.)))


Это исключительно фанфикшн, и поскольку вот уже почти год меня прет по хоббиту... Размер от маленького до крайне незначительного. :D Да, я пишу это с расчетом на дальнейшие обновления. Пока всего два. Если вы не знаете, кто эти люди, то вы наверняка и не хотите этого знать.
На всякий случай слэшный варнинг, хоть там ничего и нет. :gigi:


Эйдан и Дин и дельфины
Эйдан бросает в вечно голодную пасть Солнышка оставшуюся в ведре рыбу, когда слышит щелчок фотоаппарата. Он немедленно оборачивается, растягивая рот в улыбке — позировать для фотографий посетителям его обязанность, в конце концов.
- Хэй, извини! - машет ему рукой растрепанный блондин с камерой. - Ничего, что я снимаю?
- Ничего, - отмахивается Эйдан. - Хочешь, достану тебе Солнышко? - он легонько хлопает по носу дельфинью морду.
- А можно? - с надеждой спрашивает блондинчик и нерешительно переминается с ноги на ногу.
- Можно, - Эйдан улыбается искренней. - И подходи ближе... Всё, стой. А то будешь как я, - он многозначительно дергает выбившуюся из хвоста мокрую прядь.
Солнышко, послушная его командам, выпрыгивает на пластиковый «берег», изгибается игриво, кося хитрым глазом на Эйдана.
- Держи, вымогательница, - смеется он, вылавливая из ведра очередную скользкую рыбью тушку.
Щелчки затвора звучат с частотой пулеметной очереди, и когда Эйдан оглядывается, он обнаруживает фотографа совсем рядом. Тот, заметив внимание, опускает камеру и смущенно улыбается.
- Извини, увлекся...
У него ужасно милая улыбка, отмечает Эйдан, и немедленно лыбится во все свои тридцать два в ответ.
- Хочешь потрогать? - предлагает он, похлопывая Солнышко по мокрой спине.
Парень кивает и наклоняется, проводит ладонью по блестящей дельфиньей коже. А потом внезапно, лукаво прищурившись, касается кончиками пальцем обтянутого гидрокостюмом плеча Эйдана.
- Одинаковые, - весело говорит он. - Мокрые и холодные, - и почти шепотом добавляет: - И красивые...
Отступает на шаг, вскидывает камеру и щелкает ошарашенное лицо Эйдана рядом с невозмутимой дельфиньей мордой.


Бильбо и Торин и медведь (и хэдканон)
У Бильбо дрожат губы, когда он протягивает высокому бородатому мужчине своего заводного медвежонка. Игрушка, такая огромная в детских ручонках, кажется совсем маленькой и игрушечной в широких ладонях мастера. Бильбо глядит на него с надеждой и недоверием: гномы, конечно, почти что волшебники, но мало ли что...
- Я не очень хорошо разбираюсь в медведях, - говорит гном, и глаза Бильбо немедленно начинает щипать сильнее. Если даже гном не может помочь... А Гэндальф не приезжал так давно!
Гном, видимо, замечает готовые пролиться слезы и поспешно опускается на корточки перед расстроенным ребенком.
- Послушай... Как тебя зовут?
- Бильбо, - срывающимся шепотом отвечает хоббитенок и шмыгает носом.
- Бильбо. Не плачь, - успокаивающе говорит гном. - Я кузнец. Я не знаю, как устроен твой медведь, он же не меч и не лопата, он гораздо сложнее. Я мог бы попробовать его починить, но боюсь сломать что-нибудь ненароком, по неведению.
Бильбо кивает. Папа сказал то же самое, и дедушка, и дядюшка, и все остальные. Только он думал, что гномы могут починить все что угодно, даже то, что папа не может.
- Но я знаю мастера, - продолжает гном, - который делает такие игрушки. Если хочешь, я отвезу твоего медведя к нему, а на следующей ярмарке верну тебе.
Бильбо серьезно задумывается. Починить мишку, конечно, хочется, но можно ли поверить этому гному? Взрослые, они такие - пообещают что-нибудь и забудут, потому что считают глупостями все, кроме своих глупых взрослых дел.
Гном, похоже, понимает его сомнения, потому что предлагает:
- Давай, я оставлю тебе что-нибудь в залог. Вот, например... - он оглядывается, хлопает себя по карманам, нахмурясь, и наконец стягивает блестящую бусину с косички в своих волосах. - Только не потеряй ее, хорошо?
Бильбо кивает и несмело берет бусину с мозолистой ладони. Надо будет потом попросить маму повесить ее на шнурок, а пока он просто зажимает тяжелый холодный шарик в кулаке и уточняет:
- На следующей ярмарке?
- Да, - кивает гном. - Не забудешь?
Бильбо мотает головой и отступает на шаг.
- Только и ты не забудь! - говорит он, прежде чем развернуться на пятках и во весь дух припустить к овощным рядам, где осталась мама.
***
Бильбо нетерпеливо подпрыгивает на месте, ожидая, когда разойдется толпа у гномьей лавки. Мама рядом качает головой и треплет его по волосам, а потом подталкивает вперед, на освободившееся перед прилавком местечко.
- Чего тебе, малец? - широко улыбается ему незнакомый гном. Бильбо нервно сжимает в ладошке висящую на груди бусину и глубоко вдыхает.
- Мне нужен такой дядя... С черными волосами, и с бородой, и с вот такими косичками...
Он сам понимает, что описание непонятное, подгорные жители все черноволосые, бородатые и с косичками, но что еще сказать, не знает, и умоляюще глядит на гнома: ну, пойми!
- Торин? - переспрашивает тот. Бильбо пожимает плечами, спросить имя кузнеца он не догадался. - Его нет, малец.
У Бильбо немедленно сдавливает горло, и дурацкие слезы начинают щипать глаза. Так и знал! Взрослые!
Но прежде чем он успевает окончательно расстроиться, гном наклоняется ближе и спрашивает:
- А тебя, случаем, не Бильбо зовут?
Бильбо кивает, сердито щурясь. А гном улыбается еще шире и ныряет куда-то под прилавок, продолжая говорить:
- Он просил отдать тебе кое-что.... Да где же... Сам не смог приехать... Ага!
Гном поднимается и протягивает Бильбо его медвежонка.
- Держи, малец.
Бильбо осторожно, не веря, берет мишку в руки и немедленно тянется к заводному ключу. Он поворачивается легко и совсем бесшумно, и мишкины лапы тут же приходят в движение.
- Спасибо! - счастливо выдыхает Бильбо, крепко прижимая игрушку к груди.
- На здоровье, - смешливо фыркает гном.
В грудь, прижатая медведем, впивается бусина-залог, и Бильбо неловко, одной рукой, стягивает с шеи шнурок.
- Вот... Отдашь ему? Тому, То... Торину?
Гном задумчиво разглядывает покачивающуюся на шнурке бусину, кусает усы, потом решительно мотает головой.
- Нет, малец, извини. Нельзя брать чужие бусины. Тебе в руки дано - из твоих рук вернется, только так.
- А он еще приедет?
- Приедет, куда он денется, - отмахивается гном, улыбается Бильбо напоследок и отворачивается к новому покупателю.
Бильбо возвращается к маме, с медвежонком в одной руке, бусиной в другой, и упрямо нахмуренными бровями. Он обязательно вернет дяде Торину его бусину! Ведь тот вернул ему мишку.
***
Сорок три года спустя, посреди дикого леса, Бильбо Бэггинс протягивает вперед тяжелую потускневшую бусину на раскрытой ладони.



Жар тлеющих углей впивается в кожу, кусает мелкими острыми зубками, ползет выше.
- Я заберу твои глаза и голос, и сделаю из них дверной колокольчик, - сухо говорит Аохара.
Оскаленная пасть захлопывается со щелчком, но тонкая девичья рука успевает метнуться промеж крючьев зубов. На обветренной ладони лежит склизкий фиолетовый сгусток.
- Раз, - шелестит Аохара, пряча его за пазуху.
- И два, - завершает она минутой позже, ссыпая в подол юбки сплюснутые шарики, сочащиеся кровью.
Угли злы и не знают жалости. Кожа чернеет, трескается, осыпается хлопьями на их багряную поверхность.
Аохара локтем отводит болезненно-желтую ветку, сплевывает за плечо.
- Кто пойдет за мной, лишится шерсти и жил, из которых я сплету ловушку для душ, - бесстрастно сообщает она колышащемуся за спиной желто-алому лесу. Вскидывает подбородок и бестрепетно шагает дальше, кончиками пальцев придерживая подвернутый подол.
По пестрой ткани юбки ползут огненные черви, расплетают искусно вытканные узоры, обнажают обласканные жаром углей колени.
Ловчая сеть из сизых жил падает внезапно, изгибается в мутном воздухе, чтобы надежней опутать жертву, но той уже нет на прежнем месте. В двух шагах от вздрагивающей в траве сети Аохара смотрит вверх.
- Из твоих рук я сделаю черпаки для моего котла, а желчью вытравлю узоры на его круглых боках, - голос ее почти теряется в шорохе листвы.
Остатки изъеденного жаром платья падают на угли, прорастают щупальцами огня на миг.
Аохара замирает на полвдоха перед широкой прогалиной, усыпанной хищными голубыми цветами. Легонько пинает землю носком сапога, перехватывает поудобней полный требухи подол.
- Я возьму твои кости на иглы, - она сводит темные брови, вглядывается в туман по ту сторону поляны. - А твою жизнь на путеводный свет!
Впервые голос ее звенит торжеством и усталостью.
Люди ждут, окружив нагое тело в струпьях сгоревшей кожи, со скрученными, спекшимися волосами, со страшными провалами вытекших глаз. Угли давно подернулись седой пылью, жар не волнует больше застывший тяжелый воздух.
Пальцы с обломанными ногтями разжимаются, из отпущенного подола раскатываются по жирной грязи глаза и зубы, сердца тяжело шлепают по залитым слизью листьям. Аохара медленно опускается на колени, упирается в землю лбом.
- Я выварю твою голову и насажу ее на кол, - задумчиво говорит ей другая Аохара. - Просто так.
Несколько ударов сердца спустя Аохара на поляне снова одна. Она покачивает в ладонях голову, словно дыню на базаре, вглядывается в прикрытые веками мертвые глаза.
Аохара хмурится.
Люди безмолвно переглядываются и ждут. Когда из-под обугленной корки начинает сочится синеватый свет, над толпой проносится невесомый, единодушный вздох.
Аохара кричит, корчась, вжавшись затылком в лопатки, вцепившись скрюченными, окостеневшими пальцами в плечи. Голова, откатившаяся в сторону, щурится в низкое небо, а губы ее улыбаются.
У племени будет шаман.



- Много еще? - тихо спросила Мефа.
Я пожала плечами, с жалостью глядя на усталую танцовщицу. У меня самой ныли руки и звенело в голове, но ей приходилось много хуже.
Мефа вздохнула, провела бледными пальцами по икрам.
- Больно, - по-детски пожаловалась она.
Я обхватила ее за плечи, прижала к себе. Нашла взглядом священника. Тот обернулся к нам, словно почувствовав.
- На все воля Всевышнего, - хрипло проговорил он. Святой отец тоже валился с ног от усталости. - Еще вот этот.
Мефа застонала, высвободилась из моих рук. Я ободряюще сжала ее плечо, подошла к священнику и помогла ему переложить тяжелое тело в гроб. Он сноровисто заколотил крышку и отошел, освобождая место нам.
Мефа, прихрамывая, приблизилась. Пару часов назад подгнившая крышка проломилась под ее ногой, теперь мне приходилось подгонять ритм к ее изменившимся движениям.
Я сняла с пояса звякнувший бубен. Танцовщица вздрогнула, обхватила себя руками, неотрывно глядя на гроб. Тронула темные доски носком сапога. Я отступила на шаг, легонько стукнула по натянутой коже бубна, прищурилась.
Серебристые нити блеснули в воздухе, качнулись, будто под ветром.
Мефа, прерывисто вздохнув, одним движением взлетела на гроб.
«Раз, два, три», - проговорил бубен в моих руках. «Раз, д-два, три», - с запинкой отозвались каблуки Мефы. Я нахмурила брови, повторила стук, еще раз, и еще. Вот так.
Встретилась взглядом с Мефой, кивнула ей и начала ритм.
«Вправо, - простучал-прозвенел бубен. - Выше, правее, стоп.»
Руки танцовщицы метнулись в воздухе, замерли в изящном жесте. Жалобно тренькнула порванная нить.
«Влево, - продолжила я. - Вверх, правее, ниже, ниже, стоп.»
Еще одна порванная нить.
И еще.

Я подала руку Мефе, помогая спуститься с гроба. Танцовщица, всхлипнув от боли, опустилась прямо на пол, подтянула колени к груди, уткнулась в них лбом. Священник молча подошел и осенил ее крестным знамением, коснулся затылка раскрытой ладонью. Я благодарно посмотрела на него.
- С Божьей помощью, - пробормотал он. - Это был последний гроб, Танцующие. Два часа до заката. Что будем делать дальше?
Мертвых было слишком много. Нам не справиться. Скоро серебристые нити натянутся, вздернут беспомощные тела, подвесят между небом и землей. И отправят в их жуткий путь.
Мефа засмеялась, сперва тихо, потом громче. Запрокинула голову, утерла слезы рукавом.
- Сложите их между скамей, - выговорила она. - И сделайте сверху настил.
Я поняла, что она задумала. Неверяще качнула головой, протянула к ней руку.
- Я справлюсь, - твердо ответила она, взглянув мне в глаза.
А если и нет, подумала я, то какая разница.
Священник уже тащил мертвеца, ухватив за ворот. Я остановила его, кивнула на скамьи. С телами управлюсь и я, а для надежного настила нужны мужские руки.

Серебристые нити почти сливались в сплошной занавес, я с трудом различала за ним Мефу, взобравшуюся на наспех собранное из скамей подобие гигантского гроба.
- Святой отец! - звонко позвала она, притопнув каблуком. - Меня зовут Мефа, Мефа из Бродка. Помянете меня?
- Я буду молиться за тебя, Мефа, - откликнулся священник. Склонил голову, сжав в ладонях крест.
«Раз, два, три», - отбила я. «Раз, д-два, три-и», - ответила Мефа.
Плохо.
Никогда еще танец не тянулся так долго. Танцовщица кружилась над мертвыми телами, стучали каблучки, взвизгивали разорванные нити. Я не чувствовала онемевших пальцев, выбивающих ритм. Серебристый занавес редел мучительно медленно.
«Полоборота влево, правее, ниже, стоп. Кругом влево, вверх-вверх, правее, вправо, стоп.»
Мефа спотыкалась, теряла ритм. Я терпеливо повторяла, перестраивала, переиначивала, подводя ее руки к нитям. Ритм грохотал в голове, двоился, разлетался эхом, и я до крови закусила губу. Не сбиваться. У Мефы не хватит сил на мои ошибки.
Еще одна нить. И еще.

Она справилась.
Я не услышала звона последней лопнувшей нити. Просто в сумеречном воздухе больше не было ни одной. Я выронила бубен из деревянных пальцев, увидела, как Мефа дернулась на звук жалобно брякнувших бубенцов, и позволила себе закрыть глаза. Под веками плавали серебряные пятна.
Когда я их снова открыла, Мефа лежала на полу, вцепившись в ладонь священника.
- Ита, - еле слышно позвала она. - Ита, я же смогла?
Я кивнула, погладила ее по голове.
- Ты смогла, Танцующая, - подтвердил священник. - Они свободны.
Мефа вздохнула, зажмурилась.
- Тогда и умирать не страшно...
Я взглянула в лицо священнику. Он встретил мой взгляд, качнул головой.
- Не бойся, Мефа, - мягко сказал он.
Я поднялась и вышла на двор. За спиной молился священник. Впереди потухал закат.


@темы: ГрафоманЬ, вынехотитеобэтомзнатьничего, когда-то у меня был мозг, но...

URL
Комментарии
2015-10-20 в 20:50 

Да блин только новый псто в дайрике, и сразу не читать 8(

URL
2015-10-21 в 07:07 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Ну так кто тебе виноват, что ты такой нервный))

URL
2015-10-21 в 08:25 

Кто нервный, я нервный? Я НЕ НЕРВНЫЙ! 8)

URL
2015-10-21 в 11:25 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Эй! Подсказки на аглицком!!! Сделай мне перевод)))

2015-10-21 в 11:29 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Прочитала первую, зубы слиплись от патоки, вторую попробую после обеда)))

2015-10-21 в 11:57 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Я же говорила, что это мимими))))) я тоже имею право писать розовый сахарный флафф!))) надо теперь разбавить хоррором и зомби-апокалипсисом?))
И не говори мне, что ты не в состоянии сама перевести отдельные слова - их надо просто скормить словарю) кстати, где-то на дайри была похожая забава на русском.
ЗЫ: чо там читать так долго, две странички ворда! >.<

URL
2015-10-21 в 12:15 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Я обедаю! И даже иногда работаю!
"Сахарный флафф" можно писать, а иногда даже очень хочется почитать, но почему весь сахар заводской ГОСТированной формы? (или я просто переела недавно манги и в меня уже больше не лезет)))
Ща вторую почитаю, всё некогда)

2015-10-21 в 12:19 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Эм.... Волкодав?))))))))))
Не, ну что они у тебя все такие гиперэмоциональные? Требую брутальности!))))

2015-10-21 в 12:26 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Передоз англофиками, видимо)))

URL
2015-10-21 в 12:27 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Скажи спасибо, что без свадьбы)))))

URL
2015-10-21 в 12:28 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Написать еще таких и озоглавить: "Рассказы. Эмо-стайл"))))))))
Да, я злая((( Работа видимо влияет уже)))

2015-10-21 в 12:47 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Ты злая, это да)

URL
2015-10-21 в 14:16 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..

URL
2015-10-22 в 07:44 

Алькор
Так давайте выпьем за то, что в галактике есть мы!
Крокодяка, с днём рождения! :red::tort::wine:

2015-10-22 в 08:46 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Алькор, спасибо! :wine:

URL
2015-10-22 в 18:35 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
добавила новое)

URL
2015-10-22 в 20:22 

Безопасное внушает. Прям ага.

2015-10-23 в 08:08 

Мариарти
литера М, оптимистичная злая бука
Жуть какая!Но вообще здорово)
А это первая переселилась, или втарая просто силу вытянула?

2015-10-23 в 08:23 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
Как заказывали, без соплей в сахаре))))
читать дальше
KoTBehemoth, :goodgirl:

URL
2015-10-27 в 18:17 

Крокодяка
Трали-вали, крыша, где ты будешь завтра?..
новое!))

URL
2015-10-27 в 23:35 

:read: :ghost: :what: :hlop:

   

Крокодилярий

главная